Интервью Елены Газаровой для участников группы АТОП – Киев

06 Апр 2012, Автор: admin

АЛ: Многие сейчас хотят помочь своим близким, друзьям средствами телесно-ориентированной психотерапии – ТОП. Каждому ли человеку стоит идти в эту профессию?

ЕГ: Не думаю, что каждому. Считаю, что здесь нужен отбор («вступительные экзамены») и, обязательно, собеседование, возможно, коллоквиум. Тогда и приемной комиссии, и самому человеку становилось бы очевидно, так ли ему действительно нужно в эту профессию. Потому что профессия сложная, требует большой устойчивости и способности к специфическому инструментарию (это – не только и набор всяких навыков и методик). А то, что многие хотят оказать реальную помощь средствами телесной психотерапии, так это – нормально, поскольку в ее основе лежит гуманизм и полноценное отношение к человеку в теле своем.

АЛ: Предположим, если человек обладает такими качествами, то какую профессиональную базу он должен иметь к моменту, как он начнет работать телесным терапевтом или, по крайней мере, проходить программу?

ЕГ: Долгое время я считала, что только психологи и медики имеют право заниматься психотерапией. Но сейчас мое мнение изменилось. Я вижу, что действительно есть люди, которые приходят из других областей, из таких, например, как математика, философия и др. Они также имеют отличные способности к этим занятиям и, овладев инструментарием, становятся очень хорошими психотерапевтами. И, в то же самое время, я часто вижу психологов, которые, имея академические знания и базу для понимания того, что с человеком происходит, становятся неумелыми психотерапевтами. На мой взгляд, им лучше было бы оставаться рядовыми психологами, чем заниматься психотерапией. Поэтому я считаю, что, занимаясь телесной психотерапией, знать психологию надо обязательно, очень желательно также знать основы медицины и, безусловно, пройти нормальный курс обучения телесной психотерапии. Вот тогда – можно, при условии, что человек регулярно проходит индивидуальную психотерапию и развивается личностно.

На территории СНГ такой курс представлен программой АТОП.

 

АЛ: Вы говорили, что Ваша предыдущая профессия – концертный музыкант-испольнитель (фортепиано) – привнесла в Вашу новую профессию такое качество, как требовательность к себе, требовательность к своим ученикам, к самому процессу. Вы не могли бы сказать, какие качества, и из каких профессий, люди могли бы привносить и использовать? Или просто рассказать о тех качествах, которые обязательно должны быть в человеке, кроме гуманизма. Что ожидается, другими словами, от людей, которые идут в телесную психотерапию.

ЕГ: О том, что точно желательно, я уже частично сказала. Что касается требовательности к себе: это, прежде всего, самокритичность (здоровая, нормальная самокритичность); умение смотреть спокойно на свои ошибки для того, чтобы их исправить, а не заниматься самобичеванием. Вообще, по-моему, это нормально для человека, чем бы он ни занимался. Вот, что «должно быть» – не знаю, может быть, – совестливость и тактичность. Потому что телесный психотерапевт занимается не только вербально, он еще и тела клиента касается своими руками, а тело – самое родное и близкое человеку. Собственного говоря, плотная часть “я”. И в связи с тем, что психотерапевт касается тела и часто сидит близко к клиенту – «человеку телесному», то внутренняя тактичность и интеллигентность психотерапевта просто необходимы. Потому что на уровне общей чувствительности клиенты всегда узнают внутреннюю нетактичность и внутреннюю неинтеллигентность психотерапевта (если таковая имеет место быть) даже при внешне корректном его поведении. Особенно, на этапе непосредственного касания тела. В этом плане я рекомендую почитать статью Березкиной-Орловой “Этика прикосновения” – там очень хорошо про это написано.

 

АЛ: Я имела в виду, кроме того, что Вы сказали, глубину, с которой человек готов подходить к этому методу. Я имею в виду, что недостаточно только выучить упражнения из ТОП и их применять. Человек, который идет в ТОП, должен быть в какой-то степени еще исследователем и аналитиком, человеком, способным видеть за малым нечто большее. То есть, это – интеллектуальный труд, кроме всего прочего?

ЕГ: Конечно. Вообще, телесно-ориентированная терапия с самого начала оформилась как аналитический подход. Родоначальником ее является Вильгельм Райх, а он был психоаналитиком (учеником и ассистентом Фрейда). И без анализа (который начинается на этапе диагностики проблемы) в ТОП ничего не должно делаться. Но проблема не только в анализе. Проблема еще и в синтезе. И вот именно на уровне синтеза возникает подлинное представление о том, «что бы это (наблюдаемое) могло быть»: почему тот или иной телесный симптом вообще есть, о чем, более глубоком и глубинном, он может сообщать. На сегодняшний день набрана достаточно большая база обобщений – о чем, собственно говоря, нам повествует тот или иной симптом. А еще лучше: телесный симптомокомплекс. Потому что люди приходят к телесному психотерапевту не только, чтобы решить проблему взаимодействия или какую-то другую проблему – нет. К телесному психотерапевту приходит человек, который «приносит» в работу свой симптомокомплекс. К примеру: “У меня есть проблема взаимодействия с противоположным полом, и почему-то у меня болит очень сильно пояснично-крестцовый отдел позвоночника, а еще напряжение в челюстном суставе». Так вот, телесный психотерапевт работает с этой связкой, с этим симтомокомплексом. Причем, со всем вместе, одновременно, не по очереди.

 

АЛ: Как Вы относитесь к разным подходам и методам ТОП?

ЕГ: Я считаю, что все фундаментальные подходы и методы ТОП хороши, и каждый из них имеет не только свои особенности, но и преимущества, и недостатки. Совершенно замечательна «классика», без нее вообще, как всегда, ничего не может быть. Обязательно нужно изучать и знать основные подходы, «китов» – Райха, Лоуэна, Фельденкрайза, Боаделлы, Марчер. Хороши и более «камерные» методы, иногда, и отдельные методики и упражнения.

 

АЛ: Означает ли это, что ТОП при массовом распространении может послужить общему оздоровлению общества в целом?

ЕГ: Только в том случае, если групповые и индивидуальные занятия будут вести профессионалы, а не любители, которые прошли один-два тренинга и считают, что уже что-то поняли по-настоящему и, потому, имеют право вести занятия. Здесь, я думаю, Совету АТОП необходимо очень серьезно реагировать на подобные – опасные – ситуации и комментировать их.

 

АЛ: Зачастую люди, даже с психологическим образованием, исчезают после первого же обучающего семинара, столкнувшись с тем, что пугаются поднявшихся чувств.

ЕГ: Да, это возможно. Обычно, на первом семинаре – Введение в ТОП – ведущий предупреждает о том, что ТОП – это направление психотерапии, способствующее глубокой проработке проблем и личности в целом. И это понятно: мы работаем не только вербально, но и с телом клиента. Именно по этой причине, степень активизации и его проблем, и его сопротивления бывают глубже и сильнее, чем во многих других направлениях психотерапии. Так что, очень желательно, и даже необходимо параллельно с обучением начинать индивидуальную психотерапию у телесно-ориентированного психотерапевта.

 

АЛ: То есть, человек, которые захочет обучаться ТОП, должен быть готов к активной работе над собой, и только тогда он на выходе получит глубокие результаты?

ЕГ: Да. Очень желательно также, чтобы обучающийся Телесно-ориентированной психотерапии знал, что не только изменения произойдут в его жизни (но он сам при этом не изменится). Очень желательно, чтобы человек осознавал, что он сам серьезно изменится и был бы готов к этому. А это как раз то, чего боятся многие люди.

 

АЛ: То есть, при условии распространения информации о ТОП, наличия достаточного количества квалифицированных специалистов и благоприятного настроя со стороны общественного мнения общество может измениться? Как вы считаете, наше общество к этому готово?

ЕГ: Я не социолог и пристально не исследую общество, но предполагаю, что осознанно к изменениям относятся, в основном, люди среднего класса. Они хотят повышения уровня жизни, большей самостоятельности, продвижения, интереса, развития; они хотят быть личностями. Поэтому люди среднего класса чаще готовы к работе, чем очень богатые, которым не особо это нужно – они многое могут купить, или бедные, которым вообще некогда об этом думать – им бы прокормиться. Поэтому, конечно, средний класс является интересантом психотерапии. И так было везде и всегда. Да, я считаю, что эти люди вполне готовы.

 

АЛ: Такая тенденция проявляется сейчас?

ЕГ: Тенденция большего интереса, большей готовности идти на психотерапию; она проявляется последние 3-4 года; люди меньше стали бояться психотерапии и, в том числе, телесной психотерапии.

 

АЛ: Люди насытились первыми дарами капитализма и стали заботиться о другом?

ЕГ: А это не другое: люди среднего класса правильно связывают комфортное состояние своей души и свое благосостояние. То есть они хотят благосостояния, но они не хотят дискомфорта и тревоги в процессе его достижения. То есть, они хотят быть обеспеченными людьми, хорошо жить и получать удовольствие от жизни – и это нормально, но они хотят, чтобы им это состояние и обеспеченность давались не «адским» трудом, и чтобы они при этом не теряли самоощущения, своего тела и своего духа. Многие уже догадываются, что, на самом деле, оставаясь свободным человеком, можно быть вполне материально состоятельным. Именно такие клиенты и приходят на психотерапию.

 

АЛ: А так как средний класс – основа развитого общества, можно считать, что занятия психотерапией могут способствовать укреплению этого общества.

ЕГ: Было бы хорошо, потому что люди нашего географического региона – Украины, России, ну, может быть, Казахстана – очень синтонны, открыты, готовы к контактам, эмоциональны, с хорошей чувствительностью и совершенно замечательными способностями. И очень хотелось бы, чтоб как можно больше людей перестало бояться этот “страшного” слова “психотерапия”. Однако, непременно нужно смотреть – к кому идти, потому что непрофессионалов намного больше, чем профессионалов.

 

АЛ: По каким критериям АТОП является организацией, гарантирующей качество?

ЕГ: АТОП – организация, в которой соблюдается высокий профессиональный уровень, и процедура принятия в члены АТОП производится по хорошим профессиональным критериям – по-другому просто невозможно. АТОП – член Европейской Ассоциации Телесно-ориентированных психотерапевтов. Все ведущие специалисты АТОП – и преподаватели, и практикующие психотерапевты – прошли и регулярно проходят обучающие программы и курсы повышения квалификации у западных и наших мастеров. Они знают и «классику жанра», и современные направления, также, многие имеют свои разработки. Среди членов АТОП немало пишущих психотерапевтов, и это – тоже показатель уровня.

 

АЛ: Есть ли что-то, что Вы хотели бы добавить напоследок?

ЕГ: Сейчас в Киеве идет Обучающая программа АТОП, и группа обучения демонстрирует хороший профессиональный уровень. Также не могу не отметить, что участники группы сами по себе интересны как личности, креативны и образованны. Меня это очень радует!

Один отзыв на «Интервью Елены Газаровой для участников группы АТОП – Киев»

  1. Рада пишет:

    Спасибо, за ценное интервью)

Ваш отзыв на Рада